PANZER-site
Понедельник, 22.04.2024, 08:11
Приветствую Вас Призывник | RSS
Главная | Обо всем | Регистрация | Вход
Меню сайта

Категории раздела
Страшные сказки [14]
Рассказы в стиле horror
Грустный сказки [11]
Ну, что тут добавить...
Дикий Запад [8]
Сказки Дикого Запада
Мир S.T.A.L.K.E.R. [4]
Надеюсь будет больше 1 рассказа
Размышлизмы [131]
Мысли, почти вслух...
Притчи [3]
Ну, мне так хочется...
Эпизоды жизни [39]
Мои впечатления

Мое наследие
[28.03.2017][Пивные кружки]
Пивная кружка "Винная" (1)
[25.03.2017][О технике]
Мотоциклы на экране: Священная сталь (7)
[25.03.2017][Гаражные ништяки]
Гараж: Продолжаю разгребать (7)
[25.03.2017][Гаражные ништяки]
Гараж: Разгребаю потихоньку (0)
[25.03.2017][Гаражные ништяки]
Гараж: Второй взгляд (2)

Праздники
Праздники сегодня

Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » Статьи » Писанина » Мир S.T.A.L.K.E.R.

Псы
Псы.

Зона.
Для многих, как они думают, сведущих Зона полна загадок и чудес. Внутри периметра, по их мнению, кипит интересная насыщенная жизнь. Будни сталкеров полны риска, опасности и романтики – охота за артефактами, изучение тайн Зоны, встречи с необычными монстрами.
Так, примерно, совсем недавно, думал и я, когда, за довольно приличную сумму, прапор Объединенных войск, криво ухмыльнувшись, пообещал дать коридор для прохода в Зону. Я тогда был зелен и самоуверен. Но куда вся моя уверенность делась, когда наша группа, состоявшая из таких же наивных простачков, как и я, в количестве девяти человек наткнулась, всего лишь, на стаю слепых псов.
Слепые псы, одни из самых безобидных тварей Зоны. Они и нападают-то, только если голодны до безумия. Но, у страха глаза велики. Завидев стаю, мы ударили по ней из всех стволов, опорожняя рожки с упорством, достойным лучшего применения. Псов мы, конечно, положили, но звуки стрельбы привлекли куда более опасных хищников – банду мародеров.
Уже на подходах к Кордону мы попали в мастерски устроенную засаду. Численное преимущество было на нашей стороне, но у бандитов было то, чем мы не обладали – опыт подобных боев, знание местности и ситуации, неожиданность!
Не знаю, что мне тогда больше помогло – недавняя служба в армии или просто удача, но мне удалось выйти живым и невредимым из той передряги, чем большинство моих товарищей похвастать не могли. Из группы в девять человек выжить и уйти от погони удалось только двоим – мне и Васе Луганскому.
Когда, измотанные маршем и боем мы ввалились на хутор Сидоровича, то были до безумия рады увидеть дружественно настроенных сталкеров.
Мы были не первыми и далеко не последними, чье знакомство с Зоной было отнюдь не дружелюбным. Уже сидя у костра, черпая ложкой обжигающе горячую тушенку из разогретых в огне банок, мы поведали весь наш путь от Большой земли и до Кордона.
Над нами, конечно же, никто не смеялся, какой уж тут смех, когда полегло семь нормальных парней, но именно тогда нам дали кличку, причем одну на двоих – Псы.
Так мы Псами и остались – Пес Одесский и Пес Луганский, хотя чаще уточнений и не требовалось, мы всегда ходили в паре, что было несколько необычно, ведь вольные сталкеры по натуре своей одиночки, и редко объединяются в отряды, а если такое и случается, то, зачастую, не более чем на один рейд.
Если бы меня сейчас спросили, зачем я пришел в Зону, я, наверное, не смог бы внятно ответить, на этот, казалось бы, простой вопрос. Ведь то, чем являлась для меня Зона в моих грезах и то, чем она оказалась в действительности это две большие разницы! Но, тем не менее, я очутился там, где сейчас и нахожусь, люди и вне периметра и внутри его называют эту местность Зоной, каких-либо синонимов этому понятию нет, зачастую напрашивается только один – полная жопа!
Попасть в Зону тяжело, но выбраться из нее просто невозможно! Тогда, сидя в порушенном хуторе у сталкерского костра, я клял свою безмозглость, погнавшую меня в это Богом забытое место, но уже тогда я осознавал – пути назад попросту нет! И мы остались – я и Вася Луганский – Псы.
Быстро ли, медленно ли, но пообтерлись, пообвыклись, попривыкли. Поначалу выполняли мелкие поручения Сидоровича, делали вылазки с другими кордонниками на базы мародеров, несли вахту на Свалке и в Депо, прикрывая возвращающихся из рейдов сталкеров от нападений бандитов. Через это проходят если не все, то многие. Кто-то так и приживается на границе, такие как Волк или Резак, но многие вырастают из этих детских штанишек. Зона манит. Поманила она и нас. Однажды мы с Луганским упаковались поплотнее и двинули дальше, вглубь Зоны, уже навсегда покидая Кордон. Мы ни о чем не жалели, как, впрочем, и о нас никто не жалел. Не всем дано уйти в Зону, ведь внутри периметра Кордон Зоной еще не считается, так, предбанник. Ведь туда долетают лишь отголоски событий происходящих в Зоне, в той Зоне, которая начинается только за Свалкой. Потому к уходящим в Зону двоякое отношение старожилов границы, от сочувствия, до зависти.
Уходят с Кордона не прощаясь – таков обычай. Мы с Луганским ушли рано утром, в предрассветный туман неизвестности.

Путь был не близкий, но по меркам Зоны вполне безопасный, что же это за опасности – слепые псы, да кабаны, так, мелкие шалости Зоны, которые можно просто избегать. Да и дорога до Депо была уже известна, ведь мы, проведя на Кордоне полтора месяца, по праву считались старожилами приграничья.
На отдых мы остановились у дружелюбного костра Резака на Свалке.
Тогда мы в первый раз столкнулись с бойцами «Долга».
Боевая пятерка «долговцев» возвращалась из рейда на Агропром и устроила привал на Свалке, как раз тогда же, когда там были и мы. Бойцы «Долга» невольно внушали уважение. Хорошо вооруженные, одетые в форменные комбинезоны, дисциплинированные и немногословные, такими нам их и описывали в ночных разговорах у костра на хуторе Сидоровича бывалые сталкеры.
Несмотря на свою немногословность, так или иначе, они поведали нам, что ходили на Агропром с одной только целью – на поиски живой воды.
Мы, уже далеко не новички в Зоне, мало задумывались о том, что и откуда берется, тем более близость Кордона к Объединенным войскам позволяла, так или иначе, вести товарообмен по каким-то закрытым для простых сталкеров каналам.
На кордоне вещи с Большой земли, такие как обмундирование, боеприпасы, оружие, еда были дешевле, в то же время артефакты не в пример дороже, чем, например, в баре «100 рентген», так, по крайней мере, говорили бывалые кордонники. Потому о многих вещах мы просто не задумывались, хотя знали о караванах вглубь Зоны с боеприпасами и едой. Проблема живой воды нам была в диковинку.
Ни для кого не секрет, что вся Зона Отчуждения отравлена еще с 1986 года, с момента аварии на ЧАЭС, катастрофа 2006 года, все только усугубила. Вывернутый наизнанку мир был просто враждебен человеку. Кроме явных опасностей в виде монстров и аномалий, были опасности и малозаметные – выбросы, радиация, отравленная окружающая среда. В таких условиях выживание зачастую зависит от мелочей. Одной из таких мелочей является вода. Открытые водоемы внутри Зоны мертвы. Колодцы в селах и хуторах содержат в себе не менее отравленную воду. Родников, вода которых была бы пригодна в употребление, крайне мало, а выбросы, коверкая местность, уничтожают и эти редкие источники жизни. Время от времени проблема водоснабжения обостряется. Если в тех немногих очагах цивилизации на теле Зоны, таких как базы группировок или научные лагеря, уже давно функционируют артезианские скважины, то в дальних рейдах, на враждебных территориях, вопрос добычи воды крайне актуален. Именно на поиски родников «Долг» иногда и отряжает своих бойцов или наемников из числа свободных сталкеров.
Вот «долговцы» из такого рейда и возвращались. И возвращались с неудачей.
– Нет там ничего! – Говорил командир группы, – Все облазили, но так и не нашли ни одного родника. Черт! Уже второй рейд впустую! И у других групп результатов ноль. Иссякла земля. Сами вон обратно с пустыми флягами плетемся.
Мы понимающе кивали, хотя сами такой проблемы еще не испытывали. У Сидоровича проблем с водой не было, да и тут на Свалке, в период дежурств жажда нас не мучила, тут всегда был наполненный питьевой водой бак, который привозили с базы «Долга».
– Так что, – закончил свое повествование командир пятерки, – если есть желающие, можем подписать контракт.
Мы с Луганским переглянулись. Шли мы пока бесцельно, в надежде на задания от бармена в «100 рентген», а тут и работа высокооплачиваемая сама в руки идет, так еще и припасами помогут.
Сразу мы, конечно, ничего не сказали, у нас была ночь впереди, и было время раскинуть умишком, что к чему. Так или иначе, подписаться под работу мы могли только на базе «Долга», после разговора с Ворониным. Мы отошли в сторону от костра, закурили, пряча огонь сигарет в ладонях.
– Что думаешь, Луганский? – Спросил я напарника.
– А что тут думать… Работа нам нужна, по любому. И идти нужно будет вглубь Зоны, что так, что эдак. Но при любом раскладе на снарягу нужно будет бабла отвалить, а тут «долговцы» подсобят.
– Так что, подписываемся?
– Легко!
На том и порешили!

Дорога до базы «Долга», была не опаснее чем прогулка по утреннему парку, кроме нас к пятерке «долговцев» присоединились и еще двое сталкеров из ночевавших у костра на Свалке. Такой большой отряд редко можно встретить в Зоне, тут все больше одиночки промышляют, в отряды, хотя какие это отряды, в банды сбиваются только мародеры, которые только числом и могут взять правильных сталкеров. Но на девять хорошо вооруженных сталкеров, пятеро из которых одеты в серо-бордовые комбинезоны «Долга», не решиться напасть ни одна банда, пусть даже численностью она будет превосходить такой отряд вдвое. Так что сложный участок у поворота на Темную Долину для нас был не опаснее сидения на Кордоне.
Ребята из «Долга» были если и не подавлены, то уж веселостью точно не отличались, то ли сказывалась усталость, то ли безрезультатность рейда. Сталкеры же присоединившиеся к отряду на Свалке, Зига и Крупа, шли издалека, и рюкзаки их были неслабо набиты хабаром, как стало понятно, они не были сработавшейся парой, просто в этот рейд пошли вместе, и как видно успешно. Крупа, угрюмый здоровый мужик с побитым оспой лицом, особой разговорчивостью не отличался, а Зига только подкалывал его. Как мы поняли, Зига был одним из ветеранов Зоны, и мог себе позволить шутки на грани фола в адрес своего напарника.
Что несколько обескураживало, так это потрепанный вид этих двух колоритных личностей. Несомненно, сталкеры со стажем, и Зига и Крупа не отличались богатой снарягой – простые сталкерские комбезы не первой свежести и изрядно потрепанные в многочисленных ходках, стоптанные грязные армейские ботинки, да и оружие, хоть и надежное, но не из лучших, у обоих автоматы Калашникова, как основное и в кобурах на поясе у Зиги «Беретта 93», у Крупы же старенький «ТТ». Мы-то надеялись увидеть сталкеров центра Зоны куда как лучше упакованными. Но, если раскинуть мозгами, среднестатистический сталкер, так выглядеть и должен, хабара собранного недалеко от базы «Долга» не так уж много, чтобы на всех хватало, а в глубь зоны, к Припяти, не каждый отважиться идти, да и снаряжение хорошее нужно для этого, которое и в дефиците, да и стоит несравнимо дороже простого полевого обмундирования.
Но мы-то надеялись, что со снарягой нам «Долг» поможет, а их комбезы считались чуть не лучшими в Зоне, да и оружием они располагали отличным.

Недаром в народе говорят – дурынь думкой богатие!
На деле, в «Долге» были нам не так рады, как нам представлялось. Гнать нас не гнали, но и в серьез не воспринимали, что с нас взять – салаги! Высокомерия, конечно, не было, но нам, почему-то, от этого легче не было. Среди долговцев мы чувствовали себя несколько неуверенно.
Конечно, мы были среди незнакомцев, но больше всего приносило дискомфорт не это, а понимание, что вокруг тебя ветераны Зоны, которые здесь уже не одну слепую собаку съели.
Но, между тем, Воронин к нам отнесся довольно доброжелательно. Ну, насколько доброжелательно к салаге может относиться военный при звании.
Звание, конечно, было чисто условное, но нам еще по дороге рассказали, что Воронин таки был кадровым военным, но он сам ушел в Зону, с целью обезопасить человечество от ее вредоносного влияния. Вопреки приказу! Считая, что кордон вокруг Зоны ничего не даст, лишь затянет время, не решив проблемы, лишь отодвинув ее на поздний срок. Но, как он считал, времени как раз у человечества и не было, он полагал, что в скором будущем Зона начнет расширяться, поглощая мир и уничтожая его.
Невольно вытянувшись по стойке «смирно», мы стояли перед командиром долговцем, а он, прохаживаясь по комнате, вещал нам об опасностях Зоны, и о необходимости остановить ее экспансию.
– Но, – говорил Воронин, – на данный момент, кроме глобальных проблем, есть и проблемы насущные! В частности, сейчас есть некоторые проблемы с наличием на зараженной территории пригодной для употребления воды. Здесь, на базе, мы используем воду, добытую из артезианской скважины, но в дальние рейды вглубь Зоны, совершенно не хватает носимого бойцом запаса питьевой воды. Мы, да и не только мы, столкнулись с проблемой – отсутствием доступных источников незараженной воды для питья. По нашим сведеньям, разведкой источников занялись и другие группировки. Но пока все попытки решить проблему успехом не увенчались. Ситуация, в связи с этим несколько напряглась, в воздухе так и витает угроза межклановых войн за контроль над источниками питьевой воды. В связи с этим, посылать разведчиков из бойцов «Долга», на данный момент и опасно, и не целесообразно. Именно поэтому мы решили обратиться к добровольцам из вольных сталкеров.
Воронин какое-то время помолчал, а потом, кашлянув, продолжил:
– Я вижу, вы еще новички в Зоне, вот и думаю, стоит ли вас использовать в качестве разведчиков?
За обоих ответил Луганский:
– Мы справимся!
Я лишь кивнул, подтверждая слова друга.
– Ну, что ж… – Воронина, похоже, убедила наша уверенность… хотя, возможно, у него просто не было выбора. – Хорошо! – Словно бы решив что-то для себя, командир ударил себя кулаком по ладони. – Раз вы считаете, что готовы к глубокому рейду, так тому и быть!
Мы с Луганским почти одновременно перевели дыхание.
– Да. Зайдите к интенданту, он снабдит вас снаряжением. Потом найдете Скопаря, это наш начальник разведотдела, он забьет вам в ПДА маршрут, на данный момент нас интересующий. Все. Вольно! Можете идти.
И, словно бы потеряв к нам всякий интерес, Воронин склонился над своим столом.
У интенданта нас ждало жесточайшее разочарование. Вместо вожделенных серо-бордовых комбинезонов, он нам выдал простые сталкерские комбинезоны со вшитыми титановыми пластины, объяснив это тем, что мы, де, не долговцы, а потому форменные комбезы нам не положены, мол, и эти за счастье воспринять должны.
В чем-то он, конечно, был прав, даже бэушные сталкерские комбезы были прочнее и надежнее наших дождевиков и батников, но разочарование было настолько сильным, что эти доводы разума, остались на тот момент не услышанными.
Тот же интендант выдал нам и оружие.
К этому времени мы уже были вооружены автоматами Калашникова, но он нам к ним добавил еще и по ПээМу. И к автомату, и к пистолету выдал нам и патронов – чего-чего, а этого он не жалел.
Кроме оружия и обмундирования, мы получили аптечки, шприцы с антидотом, тушенку и сухари.
В принципе, мы были готовы, напоследок он нас напутствовал:
– И не забудьте наполнить фляги водой, в Зоне сейчас с этим напряженка!
Так мы в последствии и сделали.
Скопаря мы нашли в этом же здании.
Грузный мужик смотрел на нас, переминающихся с ноги на ногу на пороге его каморки, с какой-то жалостью, что ли.
– Это вы новички? – Голос у него был глубокий, но совсем не грозный.
– Да, – за обоих ответил Луганский.
– Угу, – пробурчал Скопарь и что-то стал высматривать на своих огромных ладонях.
У Луганского пискнул ПДА.
– Я скинул вам маршрут, – вновь подняв на нас глаза, как оказалось не от ладоней, а от своего наладонника, проговорил Скопарь, – он не сложный, наверное, поэтому мы его и не проверяли, так что у вас вполне есть шанс.
Я заглянул через плечо Луганскому. Прямая, которая для нас, будет совсем не прямой, пролегала от базы «Долга» до Темной долины, упираясь где-то посреди оврагов и балок в неизвестную точку.
– Когда-то там была наша база, поэтому могу сказать, что крупных мутантов там не много, но, как бы там, ни было, опасайтесь стай тушканов и слепых собак, – мы с Луганским переглянулись. – Поодиночке они практически безобидные, но в стае сущая напасть! Особенно, когда голодные!
– Да мы в курсе… – попытался вставить я слово, но тут же был остановлен суровым взглядом.
– «В курсе» вы или нет, мне безразлично, только мертвыми от вас пользы не много, потому слушайте, что вам говорят! Остерегайтесь тушканов и собак!
Мы согласно кивнули.
– Еще проблема. Темная долина, на то она и темная, что в ней много теневых зон, где отсутствует подключение к сталкерской сети, потому чтобы отправить рапорт, вам нужно будет подняться на возвышенность или на какую-то постройку, иначе ваш доклад может и не дойти до нас. А доложить вы обязаны сразу же, как только найдете источник! Сразу же! Любой ценой! Уж поверьте мне, обратно вас здесь мало кто ждать будет, но раз уж вы взялись за эту работу, будьте добры ее выполнить! – И опять повторил. – Любой ценой!
Скопарь говорил не громко, но столь напористо, что мы вышли от него невольно подавленными.
– Н-да, – только и произнес Луганский.
Выйти решили на рассвете. Вообще, ранние часы самые спокойные в Зоне – ночные мутанты уже прячутся по норам, а дневные еще из своих нор не показываются. Хоть не долгое, но все-таки затишье!

Утро выдалось зябкое, мокрое и неуютное. Вечная осень Зоны в этот предрассветный час была куда как ближе к зиме.
Выпив кофе у общего костра, мы быстро упаковали свои нехитрые пожитки и отправились в путь.
Еще в сумерках мы успели преодолеть расстояние до крайнего поста «Долга», где и вышли в «открытую» Зону.
– Удачи, ребята! – Напутствовал нас вдогонку командир поста.
Что-либо отвечать было бессмысленно, и мы продолжили свой путь молча, всматриваясь во влажный полумрак зарождающегося дня.
А удача нам, ох, как нужна была…

Дождь прекратился примерно через час, после того, как рассвело. Тучи поднялись выше, и в их разрывы иногда проглядывало яркое солнце. Вечноувядающая природа Зоны пестрела почти всеми цветами радуги. Почва, влажная от прошедшего дождя, пружинила под подошвами наших ботинок.
За время нахождения на Кордоне, мы находили по Зоне не один десяток километров, так что шли довольно быстро. По крайней мере, здесь, на подступах к Темной долине, мы ничего искать не должны были, но уже километров через пятнадцать все круто изменится.
Там, за этим пятнадцатикилометровым рубежом начиналась зона поиска, а значит – прощай прямая дорога, здравствуйте зигзаги!
Солнце карабкалось выше, утренняя прохлада куда-то ушла, ее сменила духота.
Влажная земля парила.
Но мы, не сбавляя шага, двигались вперед, позволив лишь раз сделать себе привал, и то, лишь для того, чтобы позавтракать тушенкой с сухарями.
Еще до полудня мы были на месте. Точнее на месте, с которого начинался наш поиск.
Я достал бинокль и осмотрелся.
Впереди лежала изрезанная оврагами местность, где, как хотелось надеяться, мы найдем то, зачем, собственно, и посланы.
Если бы не прошедший дождь наша задача несколько упростилась бы – там, где есть вода, там мокро! Но после дождя, мокро стало везде!
– Н-да, – осматривая местность, пробормотал Луганский, – налазимся мы тут…
– Шо делать, никто не говорил, что будет легко, – ответил я ему. – Как будем шарить?
Луганский достал ПДА, открыл карту сброшенную ему Скопарем. На экране наладонника Темная долина выглядела куда как скромнее, как говориться – два лаптя по карте. Действительность несколько отличалась от электронной копии. И это еще мягко сказано!
– Значит, смотри, – Луганский ткнул указательным пальцем в экран ПДА, – мы тут, значит пойдем сначала вдоль этого оврага, не думаю, что источник может быть где-то поверху.
– Наверное, – согласился я с доводами друга. – Стремно, только… Любой овраг – это готовая ловушка!
– Это конечно, – не стал спорить со мной Луганский, и повторил за мной. – Никто не говорил, что будет легко! – И подмигнул, хлопнув меня по плечу.
Оскальзываясь на мокрой глинистой почве, мы спустились на дно оврага.
– Бери правый склон, я возьму левый.
И мы двинули по оврагу. Коричневые от влаги склоны не внушали надежд на скорое завершение нашей миссии, но нам ничего не оставалось делать, кроме как то, зачем, собственно, мы и пришли – искать источник!
Двигаясь друг за другом, мы осматривали каждый «свой» склон, не забывая, и следить за местностью, как ни как, а мы были в Темной долине – а это не самое безопасное место в Зоне.
В оврагах, несмотря на прохладный воздух, было более чем тепло, я невольно вспотел, тело чесалось под комбезом, и зуд этот отвлекал.
К двум часам по полудню мы обследовали уже с десяток оврагов – все безрезультатно! Прямо не европейские степи, а какие-то Каракумы! Хотя, чему тут удивляться – Зона, и этим все сказано!
Выбравшись в очередной раз из оврага, мы засели в кустах, перекусить, да и просто отдохнуть – лазать по оврагам было довольно утомительно.
Холодная говяжья тушенка не самая изысканная еда, да и усваивается хреново, но нам было не до изысков, хотелось до сумерек прочесать еще пару десятков оврагов, а потом найти надежное убежище для ночевки.
Где-то вдали послышался лай собак. Слепыши самые распространенные мутанты Зоны. Неприхотливые и выносливые, они плодились с завидным постоянством. Это позволяло им значительно расширить ареал своего обитания – слепые псы встречались практически во всех уголках Зоны, начиная от Кордона и заканчивая ЧАЭС. Кроме того, что они сами бродили везде, где поодиночке, а где и стаями, так часто они подпадали в пси-зависимость к контролерам и псевдопсам, а уж в их компании они были более чем опасны, управляемые этими загадочными мутантами с пси-способностями.
– Не люблю я их, – вышкрябывая остатки тушенки из жестяной банки проговорил Луганский. – Понимаю, что ничего, по сути, опасного, а не люблю. – И, подумав, добавил. – Боюсь я их!
Зашвырнув банку в кусты, мой напарник облизал ложку и сунул ее в нагрудный карман комбинезона.
– С тех самых пор боюсь, – произнес он словно в раздумьях.
Мне нечего было ему возразить. Я и сам не испытывал нежных чувств к этим созданиям, все-таки тот бой, в самом преддверье Зоны, оставил глубокий отпечаток на наших душах.
– Прорвемся! – Попытался подбодрить я товарища, но Луганский, казалось, не услышал меня. Он смотрел в сторону лая. Видно, конечно, ничего не было, но, похоже, ему этого и не нужно было, он смотрел не вдаль, он смотрел в себя.
Я хлопнул его по спине, выводя из задумчивости.
– Идем, времени не так много осталось.
И мы вновь спустились в овраг. В один, потом в следующий, потом в следующий… Казалось этим балкам не будет ни конца, ни края. Мы прочесали уже изрядный кусок Темной долины, но все впустую! Родников нигде не было!
– Еще один овраг и шабаш! – Луганский отряхнул комья глины с колен.
Мы уже были грязные как черти, уставшие и голодные. Солнце спряталось за наползающими тучами, и было похоже, что сегодня мы его уже не увидим. Неотвратимо приближался вечер.
– Согласен, – кивнул я, и мы спустились в очередной овраг.
На дне балки было еще сумрачнее. Водя стволами по сторонам, мы вновь впились взглядами в склоны. Уже с трудом передвигая уставшие за день ноги, мы продвигались по зигзагообразной тропе. Тут, внизу, было не только сумрачнее, но и прохладнее, влажные стены оврага просто не успевали нагреваться за короткий осенний день. Под ногами противно чавкала глинистая грязь, а взгляд, уже почти не видя, скользил по однообразному пейзажу – кусты боярышника, полынь, мелкая клочковатая трава, сухие веники бурьяна, где нигде попадались чахлые деревца, то ли акации, то ли чего-то подобного.
Внезапно Луганский остановился, и я невольно ткнулся ему в спину.
– Ты чего? – Я повернулся к напарнику.
– Смотри! – И он указал дулом «калаша» куда-то вперед.
В указанном направлении росло дерево маслины, или по-научному, лоха серебристого или остролистого, уж в таких тонкостях я был не силен. Чахлое разлапистое деревцо вцепилось всеми корнями в почву, пытаясь удержаться на склоне, но это у него плохо получалось, оно накренилось почти параллельно земле и, казалось, вот-вот упадет. Но Луганский показывал не столько на него, сколько на то, что было между его оголенными корнями. В небольшой лунке, образованной двумя особенно мощными корневищами поблескивала вода!
– Оно? Как думаешь?
Я пожал плечами, хотя этого жеста, мой друг все равно не увидел.
– Я-то откуда знаю, смотреть нужно!
– Тогда прикрой…
Луганский забросил автомат на плечо и полез вверх по осклизлому склону, цепляясь руками за седые кусты полыни.
Я в это время смотрел по сторонам. В оврагах вообще, а в этом так особенно, я чувствовал себя неуютно, это ведь идеальные места для засад. Но пока все было спокойно.
– Ну, что там?
– Слышь, Одесский, похоже, мы нашли его! – В голосе напарника чувствовалась неуверенность.
– Что значит ¬– «похоже»? Есть там родник или нет?
Он повернулся ко мне, и я увидел улыбку, расплывающуюся на его перепачканном глиной лице.
– Да!!!
Я сам невольно заулыбался. Мы сделали это!
Мало того, что мы сделали то, зачем нас послали, кроме этого мы заработали кругленькую сумму, возможно, обеспечили себе место в рядах «Долга», да и вообще, доказали, что мы уже не сопляки зеленые, а вполне нормальные и крутые сталкеры!
Луганский съехал на пятках по склону, придерживаясь лишь рукой за землю.
Мы хлопали друг друга по плечам и улыбались, на какое-то время, забыв кто мы, и где находимся. Когда же эйфория прошла, все встало на свои места – вскинув оружие, мы осмотрелись по сторонам. Но вокруг, по-прежнему, все было спокойно!
– Ну, что, братело, шли весточку нашим боссам!
ПДА у нас был один на двоих, да и зачем он каждому, если мы всегда вместе!
Достав из кармана наладонник, Луганский закрутился на месте.
– От, черт! Сигнала ни хрена нету! Как Скопарь и предупреждал!
– Значит нужно выбираться из оврага, – резонно предложил я, –¬ это склоны, небось, и экранируют сигнал!
− Да, вполне может быть… − Не стал спорить напарник. – Куда пойдем – вперед или назад?
Я осмотрел еще раз возвышавшиеся над нами склоны оврага, выбраться прямо тут было просто невозможно, Луганский-то и до родника с трудом добрался, а дальше так и вовсе отвесная стена была.
Кто не знает, в Зоне, вообще-то возвращаться по своим следам считается неправильным. С одной стороны, оно вроде, как и безопасней, мол, дорога уже известна, аномалии все обошел, ориентиры есть, все такое…
Но с другой стороны, кто его знает, что там за спиной осталось? Может по твоему следу уже химера крадется? А может там, на тропе, уже мародеры засаду устроили? Всякое может быть! Поэтому-то и не принято тут по своим следам возвращаться.
− Идем вперед, что там у нас по карте, далеко этот овраг еще тянется?
Луганский переключил ПДА на карту.
− Ерунда! За поворотом овраг и заканчивается!
– Ну, вот и ладно! Идем! – За обоих решил я.
И опять – Луганский впереди, я прикрываю тылы – мы тронулись в путь.
Как Луганский и говорил, овраг заканчивался прямо за поворотом. Правда. Был один нюанс – заканчивался он отвесной стеной, такой же, как и те, что были по бокам.
− Пришли! – Обернулся ко мне напарник.
− Да уж… − Ну, что тут еще скажешь.
− Значит, идем назад… − собственно, другого выбора у нас и не было.
Мы только тронулись в обратный путь, как из той стороны, где находился выход из оврага, послышался лай.
Мы переглянулись. Конечно, слепыши не бог весть какая угроза, но нас всего двое, и помощи ждать неоткуда, а судя по нестройному хору впереди, там собралась изрядная свора, и, судя по всему, она шла по нашему следу!
Времени на раздумья практически не оставалось, стая слепых псов с минуты на минуту будет здесь! Собственно, деться-то ей больше и некуда – дорога тут одна.
Даже не сговариваясь, мы бросились обратно.
− Вот это попали! – Луганский выразил то, о чем мы думали оба.
Я посмотрел на окружавшие нас склоны.
− Давай туда, − я ткнул дулом автомата в направлении чахлого куста, росшего метрах в трех от дна оврага в небольшой ложбинке.
− Как?.. – Начал, было, Луганский, но я уже стоял под кустом.
Отставив автомат в сторону, я сложил перед собой ладони лодочкой.
− Давай быстро!
Два раза повторять не пришлось – напарник, рванув с места, буквально взлетел наверх, как по ступеням, по моим сложенным в лодочку ладоням, по плечу, срывая рифленой подошвой кожу даже через одежду.
Лай все приближался.
− Давай сюда!
Луганский вытянулся на узком, осыпающемся уступе, опустив мне руку. Забросив «калаш» на плечо, я ухватился за руку напарника, и, упираясь в глинистую стену ногами, взобрался к нему на карниз.
Почти тут же в тупик оврага ворвалась огромная, голов в двадцать, стая слепых псов.
Захлебывающийся лай и визг заметались в мешке тупика. Слепыши, нюхая воздух, бросались на стену оврага под нами, сцарапывая лапами, и так осыпающийся грунт.
Я опять посмотрел наверх.
− Если постараться, то можно выбраться! – Я указал пальцем на приблизительный маршрут отхода по склону, на котором то тут, то там росли, цепляясь корнями за грунт, пучки полыни и небольшие кусты.
Места чтобы развернуться на узком уступчике практически не было, мы едва-едва умещались на нем вдвоем.
− Автомат оставляй! − Скомандовал я, конечно, без автоматического оружия в Зоне выжить тяжело, но вполне реально, а тут, хоть с автоматом, хоть без, нам светила верная смерть!
Я опустился на корточки, а Луганский, сунув «калашников» в куст, взобрался мне на плечи. Я потихоньку, чувствуя, как у меня под подошвами ботинок плывет земля, начал выпрямляться.
− Хватайся там, − выкрикнул я, когда выпрямился в полный рост.
Сильный толчок в плечи, и нагрузка пропала. Зато и мои ноги потеряли опору. Слой глины просто обвалился подо мной. Замахав руками, я, уже в падении, уцепился за чахлый куст, сбивая автомат Луганского на землю. Падая, АК зацепил какую-то из зверюг, и та обиженно взвизгнула. Я же остался сидеть, на, ставшем еще меньше, уступе. Подо мной бесновалась жаждущая крови свора слепышей, подрывая и так непрочную мою позицию.
Я взглянул вверх. Луганский, цепляясь, за что только можно, прижавшись к склону как к родному, карабкался почти по отвесной стене оврага. Время от времени на меня сыпались комья глины, но это было не важно – главное, друг выберется! По крайней мере, мне очень хотелось в это верить!
Смотреть вверх особого смысла уже не было, Луганскому я уже ничем не мог помочь, потому я перенес все свое внимание вниз.
Слепые псы бесновались на дне оврага, подпрыгивая вверх, и почти дотягивались до меня своими истекающими гнойной слюной челюстями.
− Ну, что, собачки, повеселимся? – И снял свой АК с предохранителя.
Я оказался в ловушке. Выбраться из оврага я уже не мог – зацепиться на склоне на высоте моего роста было не за что, да и выше, все, за что цеплялся Луганский, опорой служить уже не могло. Оставалось только одно – принять бой, сколь безнадежен он бы ни казался.
Я еще раз посмотрел вверх. Луганский уже почти добрался до верхнего среза оврага. Вот и отлично. Пока он карабкался по стене, стрелять нельзя было. В этом, почти замкнутом пространстве, любой шум мог стать причиной оползня. Но вот напарник перевалился через край, и тут же показалась его голова.
− Одесский, давай! – И призывно махнул мне рукой.
− Отсылай сообщение и уходи! – Крикнул я ему в ответ
По ушам ударил, казавшийся на дне оврага оглушительным, грохот короткой очереди. Взвизгнули собаки, которых зацепили выпущенные мною пули.
− У меня есть незаконченное дело! – Пробормотал я и мысленно добавил: «И два полных рожка патронов в разгрузке», − Повоюем…
Главное, мы нашли воду!

5.01.2011 г.

Категория: Мир S.T.A.L.K.E.R. | Добавил: PANZER (11.03.2012)
Просмотров: 572 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
А нам уже...

Мои фотографии

Мои друзья

Каталог файлов
[21.06.2011][Литература]
Даниил Корецкий "Бехеровка на аперитив. Похититель секретов -2" (0)

Другие проекты
  • Я на 33b.ru
  • Я на YouTube
  • Я на Графоманов.нет
  • Я на Территории I
  • Я на Стихи.ру
  • Metal Special
  • Полезные подарки

  • Моя радиостанция
    101.ru
    Персональная станция
    «Для тех, кто в танке!»

    PANZER © 2024
    Хостинг от uCoz